Предлагаемая вниманию читателей беседа с известным специалистом в области социальной психологии, главным научным сотрудником Института социологии НАН Украины, доктором философии Евгением ГОЛОВАХОЙ затрагивает ряд этих проблем.

Евгений Иванович, не кажется ли вам, что проблема интеграции русского населения Украины в единый политический социум будет во многом зависеть от решения языковых проблем?

– Да, конечно. Ведь русский или русскоязычный человек до сих пор не может определиться с важнейшим вопросом.
комментарии: Как давно известно (но видимо пока не всем) этот вопрос не попадает даже в десятку важнейших, так что разбрасываться такими фразами не стоило бы.
Если у него русский язык — родной и доминантный, а украинский он знает, но не так, чтобы мог полностью на нем самовыражаться, то имеет ли он право использовать русский язык как средство официального общения? Каков механизм, позволяющий ему занять определенное социальное место?
комментарии: А механизм прост — высокий уровень образованности, естественно. И намекать на непристижность украинского языка либо склонять к мысли, что владение украинским языком мешает самоутверждению (как минимум) нагло, а у меня сложилось именно такое впечатление после прочитанного абзаца.
Не просто общаться в семье и на межличностном уровне, но и использовать русский язык в публичной сфере? Ведь известные решения Конституционного суда, по сути, запрещают его использование <в публичных сферах общественной жизни> и открывают простор для бюрократического творчества, основанного на <дерусификации> как основном средстве развития украинского языка и культуры. Все это не может не вызывать у большинства русских понятных опасений и чувства дискомфорта.

– А каковы сегодня умонастроения в обществе насчет придания русскому языку официального статуса?

– По данным нашего последнего (январь текущего года) репрезентативного опроса, охватившего все регионы Украины, на вопрос <Считаете ли вы необходимым придать русскому языку статус официального в Украине?> утвердительно ответили 44,8 процента опрошенных, отрицательно – 36,4 процента, затруднились ответить – 19,4 процента
комментарии: верить таким цифрам после того, как уважаемый доктор философии называет важнейшей проблему, которая даже не есть проблема и не попадает даже в десятку важных и при этом (чуть ниже) сам признаёт неважность проблемы. С таким человеком вообще проблематично говорить, ибо не знаешь определился ли он сам в вопросе.
С учетом этих данных можно говорить о том, что сейчас вопрос мог бы быть решен без большого ущерба для социальной ситуации. Но он пока не решается. И понятно почему. Дело в том, что сегодня в ряду проблем, которые отрицательно сказываются на социальном самочувствии населения Украины, проблемы межэтнических отношений и языка общения занимают далеко не первое место.
комментарии: То есть проблему надо решать ибо она крайне важна, но она не решается, потому что она не главная. Парадоксально звучит.
Опыт последних парламентских и президентских выборов показывает, что сегодня политический выбор населения определяется насущностью экономического выживания. А реального социального заказа на решение языковой проблемы политиками со стороны почти половины нашего электората пока нет. Пока.

– Вы хотите сказать, что с улучшением экономической ситуации…

– Эта проблема обострится. И я хотел бы особо зафиксировать на этом внимание тех, кто не хочет понимать суть дела. Ведь любую проблему гораздо проще решать на минимуме, а не на максимуме накала. Сейчас ее можно решить простыми средствами. Что же касается известных надежд на то, что <экономика решит все>, то это – иллюзия. С экономическим ростом культурные и языковые проблемы не решаются. Поэтому лучше не ждать того времени, когда, решив проблемы выживания, электорат приступит к языковому вопросу, а постараться действовать на опережение. Ведь в дальнейшем эта проблема может приобрести гораздо более острые формы, и вместо нынешних интеллигентных трибунов типа Владимира Малинковича, открытых для любого диалога, на арену выступят совсем другие лица – раздраженные администрированием до предела и зашоренные, которые не будут воспринимать никаких аргументов.
комментарии: Я бы сказал, что ситуация в языковом вопросе с ростом благосостояния не обострится и вообще обострение ситуации совсем не зависит от факта её не решения. Чтобы вопрос не обострялся его нужно не просто не решать, а его не нужно обострять, включая сами требования быстро его решить. Нельзя не согласиться, что вопросы нужно решать пораньше. Но ведь вопрос решили – приняли Конституцию с одним гос.языком. Или это не решение? Другой вопрос, что это кому-то не нравится, но это не повод говорить, что вопрос не решён и давайте называть вещи своими именами, если не нравится – так и скажите прямо. Зачем заходить со стороны?

– Достаточно неожиданный прогноз. Он подтверждается еще какими-нибудь социологическими данными?

– Подтверждается. И прежде всего таким показателем, как язык общения в семье. По данным опросов, проведенных нами в апреле 1992 года и январе 2000 года, динамика тут выглядит так – данные в процентах (см. табл.).
комментарии: Данные не были предоставлены на странице-источнике
Таким образом, хотя после понижения статуса русского языка вследствие распада СССР можно было ожидать постепенного снижения его распространенности как языка повседневного общения или, по крайней мере, увеличения доли людей, использующих в семье два языка. Получилось наоборот. Русского языка в семейном общении стало больше, а билингвизма меньше.
комментарии: Если это так, то то же самое можно сказать и об увеличении числа украиноговорящих, которые раньше были билингвистами ибо неверно утверждать, что все билингвисты пополнили ряды только русскоязычных. Как видим, не обдумав этот абзац, может сложиться ложное мнение о ситуации.

– А чем это объяснить?

– Тут я могу высказать только свою версию. Дело в том, что процент говорящих в семье только на русском языке сегодня вполне соответствует проценту тех, кто считает его своим родным языком. В 1992 году таких было 35 процентов, а в текущем году 35,1 процента. Так вот, я предполагаю, что часть этих людей причисляла себя в 1992 году к билингвам, чтобы продемонстрировать свою лояльность к государственному языку, надеясь при этом на взаимность. Теперь же, когда вопрос официального статуса русского языка не решается, они причисляют себя только к русскоязычным, чтобы не затушевывать проблему.
комментарии: Полагаю, что строить свои мнения на разнице в 0,1% в высшей степени глупо и особенно для доктора наук: такая разница подпадает под диапазон погрешности любого опроса. Согласно же переписи населения количество людей, назвавших родным языком русский упало на 6% и составляет менее 30%. Хотелось бы знать (ради интереса) как бы Евгений Головаха прокомментировал эти цифры.
Но с еще более парадоксальными результатами мы сталкиваемся при анализе особенностей использования украинского и русского языков в семейном общении в различных возрастных группах. По данным опроса в январе текущего года, ситуация тут такова – данные в процентах (табл.).

– Главный парадокс тут с возрастной группой до 22 лет?

– Безусловно. Ведь именно среди молодежи больше всего тех, кто получил образование на украинском языке. Мне кажется, что интерпретировать эти данные можно следующим образом. Современная молодежь более образованна и прагматична, чем старшие поколения. Она готова изучать все языки, которые способствуют ее самореализации. Возможно, в общении на русском языке она находит дополнительные стимулы для культурного и духовного роста и не усматривает в нем угрозу для национальной самоидентификации и активного выражения своей гражданской позиции. Ведь русский язык и русская культура в Украине давно уже стали <украинизированными>. К тому же <украинизированный> русский является фацилитативным (способствующим взаимопониманию) фактором в общении русских и украинцев, не испытывающих трудностей во взаимопонимании в том случае, когда каждый говорит на своем языке.
комментарии: Нельзя не согласиться с последним абзацем ибо ход мысли очень логичен. Подобные мысли доктора философии убеждают меня в моих мыслях о перерождении моды знать украинский язык в престижность и солидность владения украинским языком в будущем.

– Но мне кажется, что такие социологические данные скорее подтверждают опасения противников официального статуса русского языка…

– Эти данные подтверждают лишь тот факт, что двуязычие в Украине может оспариваться только на уровне концепций. (комментарии: попадание в десятку — именно на уровне концепции... для начала) А реальная ситуация такова, что примерно половина населения общается преимущественно на русском языке, а половина – на украинском. Причем на западе и в центре страны в межличностном общении преобладает украинский язык, а на востоке и юге – русский. Уже сам государственный статус языка украинского (сегодня его считают родным 63,8 процента граждан) обеспечивает ему приоритет. Но надо понимать и то, что сфера его применения пока не может значительно расшириться прежде всего в крупных городах.
комментарии: Что который раз подряд доказывает неестественность утверждения о том, что русский язык есть коренной язык, а украинский язык есть выдуманый и/или насильно насаждённый, т.к. именно селяне были носителями украинского языка и до начала 20-го века составляли 80% населения Украины. Данные цифры подтверждались первой переписью в 1897 году и данными более ранних лет.
Дело в том, что именно тут возник своеобразный феномен русскоязычной украинской культуры, которая существует как переходная форма между русской и украинской культурами. Именно тут (за исключением городов Западной Украины) сосредоточен основной потенциал нашего динамического развития. Сегодня в этих городах (с населением более 250 тысяч каждый) родным языком большинства (63 процента) является русский.

Да, есть, наверное, историческая несправедливость, порожденная имперским прошлым и состоящая в том, что основной питательной средой рафинированной украинской культуры является консервативная сельская культура, а русскоязычной украинской – более динамичная городская культура. Но в нынешних условиях попытки административного ограничения русскоязычной украинской культуры приведут только к провинциализации общества – со всеми вытекающими отсюда последствиями. И это надо хорошо понимать. Если же говорить о перспективах, то надо увидеть и понять, что все цивилизованные страны мира давно научились решать проблемы многоязычия, не ущемляя ничьих прав и интересов, не утрачивая при этом своего суверенитета, своей духовной и культурной исключительности. Таким же путем должны идти и мы.
Виктор ЛОПАТИН, журналист

комментарии: Хорошо бы идти таким путём, но часто желания не совпадают с ситуацией.

http://archiv.slovo.odessa.ua/421/5_2.html

 
www.38i.ru