Очередня новость (см.ниже) о законе "Об основах языковой политики в Украине" лишний раз подтверждает ранее высказанные опасения о том, что этот закон так или иначе, с большим или меньшим количеством псевдопоправок, в итоге был принять с целью усилить влияние только руского языка, а не защитить права других нацменшин в равной степени.

Конечно, по ходу дела наценшины что-то смогут для себя "выкроить", если им разрешит Партия Региона. Но, в целом, закон "подточен" исключительно под русский язык. Есть, конечно же, люди, которые верят в искренность Колесниченко, но зачем равняться на маргиналов!

«Несмотря на общие декларации о заботе об интересах всех национальных меньшинств, апологеты языкового проекта действительно озабочены повышением статуса одного такого языка — русского. Другие языки национальных меньшинств идут, как говорится, паровозиком — в дополнение», — утверждает эксперт в своей статье для ZN.UA.

В частности, проектом (ст. 22) русский язык — единственный из языков национальных меньшинств Украины — признан основным языком информатики в Украине. При этом предусмотрено, что компьютерные системы и их программное обеспечение государственных органов, учреждений, предприятий и организаций, а также органов местного самоуправления должны обеспечивать возможность обрабатывать русскоязычные тексты, отмечает Мельник.

По его словам, привлекает внимание еще одно положение проекта Кивалова-Колесниченко, то, что касается законодательного регулирования языка работы, делопроизводства и документации органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Так ст. 11 проекта предусмотрено: «Тексты официальных объявлений, сообщений выполняются на государственном языке. В пределах территории, на которой в соответствии с условиями части третьей статьи 8 настоящего Закона распространен региональный язык (языки), по решению местного совета такие тексты могут распространяться в переводе на этот региональный или русский язык (языки)».

«Если, скажем, в каком-то селе Закарпатья региональным языком будет определен венгерский, то объявления или сообщения органов местной власти и органов самоуправления в нем могут распространяться на двух языках - венгерском или русском. Почему на венгерском - понятно, а вот почему на русском, а на государственном (украинском), - нет. Закарпатье ведь не Россия, а Украина», - подчеркнул Николай Мельник.

«Небольшая, но очень показательная деталь: в самом проекте (ст. 7) перечень региональных языков или языков меньшинств Украины начинается с русского языка, а дальше по алфавиту идут все остальные - белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымскотатарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский, румынский, словацкий, венгерский, русинский, караимский, крымчацкий», - отметил он.

«Даже этих нескольких примеров достаточно, чтобы сделать вывод: проект искусственно возвышает в Украине русский язык как над государственным (украинским), так и над другими языками национальных меньшинств», - отметил эксперт.

Как сообщалось, верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек заявил, что принятый Верховной Радой 3 июля закон О принципах государственной языковой политики разделяет украинское общество.

Напомним, 3 июля Верховная Рада приняла закон об основах государственной языковой политики, предусматривающий установление официального использования региональных языков в работе местных органов государственной власти при проживании минимум 10% носителей на территориях, на которых распространен этот язык.

Принятие этого закона вызвало недовольстве в ряде регионов Украины. В Киеве и большинстве областных центров состоялись митинги противников данного законопроекта. Более того, ряд активистов объявили голодовку в знак протеста против принятия закона о языках.

По материалам ZN.UA

 
www.38i.ru