Вероятно вызывает негодование то, что язык, требующий поддержки, стал сразу государственным, а язык уже развитый, с наработанным материалом в науке, – языком нацменьшинства; формально – да, но любые заявления официальных лиц строятся и должны строиться на официальных данных, а не на формальных.

Кто поверит в то, что в школе реально большинство классов русскоязычные, если у неё статус украиноязычной? Правда – никто.

В связи со всем этим большую важность приобретает не топтание на месте и разговоры, а реальные действия. Вот о них я бы и хотел поговорить в виде монолога. Я, конечно, понимаю абсурдность всей этой затеи, понимаю, что никто меня слушать не будет, а тем более делать как я тут пишу, но не могу и не хочу более молчать.

Воспитание украинской элиты

Очень успешно могут помочь журналисты в этом деле как посредники между народом и властью. Всю нашу историю украинцы не имели проукраинской элиты, той элиты, что несла бы наш язык на межгосударственном уровне. Именно последние меры способствуют сохранению языка внутри: хочешь добиться чего-либо – стремись к большему. Это очень просто, но в то же время не примитивно и очень эффективно. Россия таким образом смогла сберечь русский язык у себя, производя его экспансию на соседние земли, не утруждая себя заботой о моральной стороне такой политики и не стесняя себя средствами. Если Россия проводила экспансию при помощи армии, то у Украины есть другое оружие – культура, мелодичный и красивый язык.

Экспансия украинского языка и культуры за пределы Украины, особенно в соседние страны

Примеры из истории… 02 января 1919 года атаман Директории Семен Петлюра пригласил к себе Кошица и его капелу и направил их на гастроли по Европе. Отличный пример для назидания:
“Публіка стояла шпалерами по боках вулиць. Було надзвичайно урочисто. Потім чехи казали, що вони не зустрічали так самого Масарика” [Ткач М. У пошуках вектора істини // Голос України. - 1999. - 17 квітня]
“Я думаю, що ми мало про них знали і тяжко кривдили їх, коли несвідомо з'єднували їх проти їхньої волі в одне ціле з народом московським. Наше бажання бачити лише Великоросію є надто слабким аргументом проти природи українського народу” [Книга отзывов в Праге]

Стоит только вспомнить, что при Царе украинская песня должна была быть переведена на французский или русский язык, чтобы прозвучать на сцене. В советское время в начале представлений первой должна была быть спета песня на русском, а потом уже на украинском. Как это напоминает царское время. Методы радикально не сменились. А зачем менять эффективные методы русификации?

У украинцев в последние века не была сильной политическая сторона вопроса. И чем ближе к современности, тем слабее она становилась, но тем сильнее крепла наша культура, часто закалявшаяся в борьбе против полонизации и русификации. Так может стоит начать с сильной стороны (культура) и подкрепить ею слабую (политическую)?

Материальное обеспечение

Пока государство не обеспечит граждан материально, до тех пор сложно будет доказать правомерность обучения детей на государственном языке только тем, что дети находятся на государственном обеспечении. 26 мая 1983 г. в СССР секретно был издан документ, обязывающий принять дополнительные меры по улучшению изучения русского языка. Знаменателен этот документ тем, что в бюджете на содержание учреждений просвещения, начиная с 1984 года, ежегодно предусматривалось выделение 2,5 млн. рублей на повышение ставок заработной платы учителям русского языка и литературы начальных, 4-10 классов. Это, конечно, не совсем честно, но, как минимум, денег ни у кого не отбирали, а давали дополнительно некоторым учителям и студентам. В наше время доплата учителям за преподавание на украинском языке была бы очень своевременной, учитывая их низкую зарплату.

Одноязычное образование

Именно этот фактор помешал бы советской власти иметь таким образом взаимозаменяемых специалистов. Так почему же Украина наравне с другими странами не имеет такого права и должна готовить для России кадры за свой счет? Можно вспомнить семинары в Канаде по проблемам двуязычия; ведь они не зря организовываются и называются семинарами по проблемам. Полагаю, что надуманное деление школ по статусу, так и не имеющего официального определения и механизма присвоения, дестабилизирует ситуацию. Если в семье родители русскоязычные, то дети и без школы будут знать русский и для закрепления знаний достаточно преподавания этого языка отдельным предметом, что вполне соответствует требованиям европейской Хартии о языках. А вот владение украинским языком уже прямо зависит от среды обучения и общения ребенка. Если, с одной стороны, связка "русский язык дома"+"преподавание русского языка в школе" вполне способна обеспечить высокий уровень владения этим языком, то украиноязычное образование с другой стороны способствует овладению ребенком, кроме родного языка, еще и государственным, чего дома в русскоязычной среде ребенок никогда не получит. В результате все желающие граждане будут обеспечены изучением и владением как родным, так и украинским языками наряду со знанием специальной терминологии на украинском языке, что и станет основой взаимозаменяемости специалистов.

Поиск компромисса

Конечно, можно прировняв в статусе русский с украинским и лишить Москву главного козыря для упреков в наш адрес, но при этом мы получим другие проблемы в будущем, возможно более серьезные: прямую возможность Москве утверждать, что у неё есть причины лезть в нашу жизнь объясняя это информационным обеспечением русскоязычного населения и т.п. лапшей. Я не думаю, что это компромисс, скорее признание поражения у себя на поле без боя и закрепление своими же руками (голосами) результата искусственной русификации. С одной стороны как бы некрасиво вот так сразу закрывать "русскоязычный краник", т.к. слишком много у нас русскоязычных граждан с советским мышлением. С другой стороны сознательное сохранение и тем более углубление такой ситуации в будущем ставит под угрозу целостность и безопасность Украины. Нас разделяют многие факторы: обеспеченность, место и условия проживания и т.п. Так зачем мы должны сохранять еще и разделение по языковому признаку и закладывать мину будущим поколениям? Разве нам нужны семинары посвященные проблемам двуязычия? Это двуязычие на официальном государственном уровне привело к двум референдумам в Канаде с одним лишь вопросом об отделе франкоязычного Квебека от остальной Канады. Не этого ли добиваются пророссийские организации в Украине? Почему обязательно нужно связывать право учить либо право учиться на родном языке с государственным статусом языка? Если вы считаете, что в СССР украинец при желании мог без проблем выучить украинский язык и без государственного статуса последнего, то почему эта же формула не приемлема для русского? Не кажется ли это вам подозрительным?

Россия уже нагло сама заявляет о намерении добиваться на территории СНГ государственного статуса для русского языка. Все начинается с малого. Добавим к этому заявление Москвы о намерении применять силу в регионах, где у неё есть свои интересы; то есть если ей понравится территория Украины и Москва скажет, что у неё есть интересы в Украине, значит нужно ждать войны? Так получается? С таких позиций становиться понятным и логичным заявление МИД России о пробивании русскому языку СТАТУСА. По отдельности эти заявления не смотрятся, а вместе образуют логичную цепочку, даже политику, стратегию.

Можно вкратце сойтись на следующем (не все предложения лично мои):

  1. никакого статуса никаким языкам на уровне официального;
  2. для требующих того, предоставлять возможность получать русскоязычное образование в школе и дошкольном детском заведении;
  3. объяснение преимуществ украиноязычного образования для граждан, включая примеры из истории и современности различных стран мира;
  4. объяснение необходимости и важности подготовки одноязычных (украиноязычных) специалистов, военных и т.п.
  5. воспитание проукраинской элиты в политических кругах;
  6. отказ от аргументов типа "ах ти падло, не володієш українською мовою...." и расстановка акцентов на сознании и совести граждан, проживших всю жизнь в Украине среди украинцев и не сумевших выучить язык;
  7. экспансия ценностей украинской культуры в Россию и др. страны;
  8. запретить вообще упоминать о статусе школы, а вести речь только о количестве классов в школе с украинским или другим языком обучения при этом рекомендовать родителям (убеждать) отдавать детей в украиноязычные классы;
  9. наработать словарный запас для обеспечения требований современных направлений знаний;
  10. выпускать периодический альманах, где отражалось бы внедрение новых слов из этих областей знаний, с привлечением компетентных специалистов (желательно с опережением по отношению к русскому языку);
  11. в кратчайшие сроки издать украинизированные версии компьютерных программ, под наблюдением специалистов-языковедов, обеспечивая продажу их по цене меньшей, чем версии на русском языке;
  12. издать словарь редких слов и диалектов украинского языка с их толкованием;
  13. обеспечить функционирование в Интернете мощной украинской справочной и поисковой системы;
  14. активнее запускать в Интернет любую открытую информацию об Украине на английском языке, особенно о ее культуре, спортивных достижениях, исследованиях в области истории и археологии;
  15. оказывать государственную поддержку прямым переводам (а не через русский язык) лучшего философского и культурного мирового наследия;
  16. ввести наконец экзамен по украинскому языку для госслужащих по примеру западных стран. Причем чем выше ранг госслужащего, тем выше уровень требований;

Если вы найдете новые возможности возвращения украинского языка в нашу жизнь - пишите!

 
www.38i.ru