Сначала стоит заняться изучением истории украинской литературы прежде чем говорить о сроках появления украинской литературы и украинского языка. Первое – Котляревський в конце 18 века написал первое литературное произведение на украинском языке.

Но это литературное произведение, а сколько было и другого рода произведений до этого! По свидетельству И.Огиенко, по заказу украинской (русинской) общины Кракова немец Швайцпольт Фиоль в 1491 году напечатал кирилицей Часословець и Осьмогласник, которые не только были оформлены по образцу тогдашних западно-украинских книг, но и с соблюдением правописания тех лет. Как видим, традиции украинского издательства имеют следы ещё в 15 веке.

Второе – не путайте появление письменности, азбуки, литературы, поэзии и т.п. в одну кучу. Появление литературных произведений есть процесс искусственный и полностью зависит от случая, воли чиновников, рождения/не рождения нужного человека в нужном месте в нужное время. Енеїда могла бы появиться как раньше так и позже (в 1810, например, по причине тех же запретов), хотя язык реально был сформирован намного раньше. Котляревський мог бы вообще не родиться и ничего бы не было написано, но это вовсе не означает отсутствие украинского языка в 18 веке.

Появление литературы означает лишь появление литературы и больше ничего! Существование языка совершенно никак не зависит от существования литературы, а скорее наоборот – появление литературы зависит от существования языка. И не литературные произведения говорят о существовании языка, а существование языка порождает литературу. В мире существует масса совершенно независимых оригинальных языком, без каких либо заимствований и на 100% имеющих свои неповторимые слова, обороты, традиции и т.п. (народы Африки, например). Ни у кого язык не повернётся назвать их искусственными. Но у них нет ни письменности, ни литературы; но в то же время это ЯЗЫКИ, а не наречия. Хотя на них не написано ни одной страницы ни в одной книге ни одним писателем.

Третье – смотреть на подобные темы нужно более широко и фундаментально. Человеку, написавшему книгу в 1998 году о традиционном двуязычии в Украине (Железный), в виду скупости и сухости его мозгов не дано смотреть на тему языка шире и не дано выйти за рамки своего махрового русского шовинизма и признать простой реальный факт – существование украинского языка, а не наречия. Конечно, товарищ Железный не знает о запретах украинского языка и о том, что российская власть делала всё, чтобы наш язык никогда не был назван языком, а навсегда остался в наших глазах наречием. Железный ведь исходил из принципа "нельзя запретить то, чего нет", то есть и запретов украинского языка он естественно не видел в упор. Ну не дано было иудам вроде Железного помнить о 1720 г., когда провелась акция по изъятию церковных книг писаных местным языком (т.е. по-украински): "вновь книг никаких, кроме церковных прежних изданий, не печатать, а и оныя церковныя старыя книги с такими же церковными книгами справливать, прежде печати, с теми великороссийскими печатями, дабы никакой розности и особого наречия не было". А теперь скажите мне, тов. Железный, как после этого могли появиться украиноязычные церковные книги и другие книги вообще? Сейчас говорят, что так дескать сложилось, ничего не сделать. Да нет, скажу я, не само оно так сложилось, а так сложили! А кто же это так складывал? Не вам ли подобные, тов.Железный? "Традиционное" (по-вашему) двуязычие имело исключительно городские рамки: русскоязычные – в городах, а украиноязычные – за городом в сёлах. А если учесть, что городское население составляло абсолютное меньшинство от всего населения, то ценность сего "научного" исследования меньше гроша. Одно только его мнение о "стойкости" городского населения перед полонизмами не выдерживает минимальной проверки фактами: дочь К.Острожского – православного защитника – стала ярой католичкой и именно её уровень образования определил такой выбор. А Вы говорите о стойкости образованных горожан перед полонизмами. Я бы сказал иначе – именно горожане-интеллигенты ополячивались первыми по причине их малочисленности, а значит большей подверженности ополячиванию и только потом ополячивались местные крестьяне, но значительно дольше. Кто же как не эти "необразованные и тупые" крестьяне поднимались на борьбу против ляхов в то время, когда образованные горожане вступали с польскими оккупантами в союзы, сговоры и интриги, заботясь о своём благе и благе своих детей? А если тов. Железного так беспокоит судьба южнорусского языка, то почему бы ему не покритиковать Россию-матушку за пассивность перед Польшей и за то, что его любимая Россия палец-о-палец не ударила дабы не допустить ополячивания древнего языка Руси. Сейчас же, спустя века, никакой Железный не имеет права даже рот открыть в нашу сторону с критикой нашего языка на предмет польских заимствований, ибо достаточно открыть любую страницу русского языка и вы там найдёте не только полонизмы…

Позволю себе процитировать нечто, за что меня могут обвинить чуть ли ни в фашизме: "мы имеем полное право сказать, что теперь уже нет малороссийского языка, а есть областное малороссийское наречие, каким есть белорусское, сибирское и др. подобные им наречий" – В. Белинский. Последний считал украинский язык мёртвым, да и вообще не считал его языком, т.к. на нём якобы невозможно было передать даже обычные человеческие чувства. Как видим, погани встречаются и в среде интеллигентов и даже русских интеллигентов. Если господин В. Белинский был нездёбен изучить язык украинского народа, а значит и не мог передать человеческие чувства этим языком, то это говорит лишь об ограниченности самого Белинского, но нисколько не об отсутствии украинского языка. Я не знаю японский, но это не значит, что на японском невозможно передать чувства. Белинский не мог этого сделать (передать чувства) ещё по одной причине – у него, вероятно, не было тех тонких чувств, которые способен передать наш язык. Но если у Белинского не нашлось либо тонких чувств, либо знаний украинского языка, то у Т.Г.Шевченко нашлось и то и другое. Вот его ответ на унизительные слова Белинского:

Теплий кожух, тільки шкода –
Не на мене шитий,
А розумне ваше слово
Брехнею підбите.

То, что в 1796 году вышла в свет Енеїда, говорит не о том, что в 1796 году украинский язык НАЧАЛ своё формирование, а то, что к 1796 году он уже был настолько развит, что на нём можно было писать литературные произведения. Разницу ощущаете? Так что не надо путать причину и последствия, иначе я на таком же основании могу утверждать, что русский язык начал своё формирование только с появлением произведения Лермонтова или Ломоносова, а не с 16 или 12 века как это доказывает Железный и ему подобные политиканы. К тому же, полонизация украинского лексикона несла в себе положительные стороны – наш народ стал ближе к европейской цивилизации и наши люди могли получать образование в любой стране Европы, чего были лишены москвитяне аж до времён Петра1, в результате чего всё образование в России до 18 века было поставлено на ноги выходцами из Малороссии.

Діалект! А ми його надишем
Міццю духа і вогнем любові
І несмертним слід його залишим
Самостійно між культурні мови.
І.Франко
 
www.38i.ru