Эпицентром нового «взрыва» украинского общества на этот раз может стать не Новобогдановка, а ... украинский парламент: фракция «Трудовая Украина» предлагает предоставить русскому языку статус официального...

Учитывая основные вехи развития Украины, начиная с 1991 года, языковая, точнее – проблема двуязычия была и являтся главным фактором политических недоразумений и общественных конфликтов. Если кто-то желал заострить ситуацию в государстве, беспроигрышная ставка делалась именно на язык. И вопреки тому, что в Украине функционируют с десяток языков национальных меньшинств, основным “врагом” украинского языка продолжает быть именно русский.

По результатам проведения первого этапа очередного VI съезда “Трудовой Украины” 28 мая в этом году, из уст ее руководителей, в частности от депутата Юлия Иоффе, прозвучало, что в итоговых документах партии – программе и манифесте - отображено намерение партийцев внести на рассмотрение парламента законопроект, призванный предоставить русскому языку статус официального языка в Украине. Никоим образом, по словам “трудовиков”, целью не является принизить роль украинского языка, то есть незыблемость пункта 1 Статьи 10 Конституции вне сомнений: государственным языком в Украине является украинский язык. Точка. Однако относительно официальных, то не помешало бы определить таковым русский.

Приверженцы тотальной украинизации общества (в особенности остро эта тема стояла в 1996-1999 годах) продолжают усматривать в русском языке чуть ли не главнейшего врага становления украинской государственности. Когда же в свое время украинский язык был определен языком государственной службы и обязательным было его использование в официальных документах, выступлениях, общении официоза “на людях” и т.п., такой шаг воспринялся многими, как целебный “бальзам” для культурно-духовных ран украинской самоидентификации.

В свою очередь, серьезным потрясением, теперь уже для русскоязычных граждан Украины, едва не стало вступление в силу апрельского решения Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания. Им, как известно, предполагалось с 19 апреля 2004 года выдавать лицензии на вещание для общегосударственных СМИ лишь в том случае, если языком их “общения с аудиторией” будет исключительно украинский. Решение так себя и не реализовало. Резкая критика такого шага Нацсовета со стороны как некоторых СМИ и прослоек общества, так и политикума соседней России заставила отказаться от этого “нововведения”. Мотивацию отказа нацсоветовцев можно вложить в одно предложение: “Еще не время”.

И снова, кажется, настал момент, когда языковой “джокер” будут использовать “кто чем горазд”. Один вопрос – что же вложить в это новое понятия “официальный язык”. “Альтернативы государственному языку быть не может!”, “По конституции – русский язык является языком нацменьшинства”, “Пусть учат украинский, кто его не знает!” – отмечают одни. Вместе с тем другие утверждают, что “в Украине есть люди, которые просто не понимают украинского, а учить его можно хотя бы лет до 50, а не тогда, когда за плечами – жизнь, в течение которой человек думал на русском”... Вдобавок, по словам последних, Конституция не прописывает, но и не отрицает понятия “официальный язык” и, учитывая количество представителей тех или иных нацменшинств в Украине, если и говорить об официальных языках, то рядом с украинским не имеет право фигурировать ни один, кроме русского.

Свое право на решение языковой проблемы в Украине (безусловно, если ее трактовать именно как проблему) политические силы будут отстаивать чем дальше, тем живее. Президентские выборы заставят, даже, и не такие призабытые вопросы поднять на поверхность. Об эффективности использования “языкового вопроса” в политтехнологических манипуляциях в ходе президентской предвыборной кампании “Главред” спросил у знатока политтехнологических ходов - эксперта аналитической группы “Давинчи Андрея Колпакова.

“Использования языкового вопроса в политтехнологических игрищах на просторах Украины, к сожалению, ход довольно традиционный, - сказал Колпаков. Данный вопрос разделяет население нашего государства на почти равные по своему размеру группы. Более того, если для части населения, для которой уравновешенность русского языка в правах с украинским есть положительным шагом, подобный ход не является чем-то крайне жизненно необходимым, то для сторонников противоположной точки зрения этот вопрос четко ассоциируется с близкой потерей Украиной независимости. Поэтому вынесения данного вопроса на волну политического процесса, бесспорно, повышает напряжение в довольно значительном сегменте общества. Оно переносит акценты в поисках врага. Как результат – направляются действия и политтехнологические ходы основных противников государственного статуса русского языка - блока “Наша Украина”. Таким образом данная сила будет вынуждена делать резкие заявления, которые отбросят имидж Виктора Ющенко на несколько шагов назад от образа “лидера всей Украины”, над которым сейчас активно работает штаб. Подобный ход разрешит также отвлечь внимание населения, а также – противников русификации, от чего-то намного более важного, например, в экономическом аспекте
Исходя субъективно из данного заявления, (которую озвучил Ю. Иоффе – авт.) можно со стопроцентной уверенностью сказать, что лидер “Трудовой Украины” Сергей Тигипко не будет баллотироваться на этих выборах. Накануне октября 2004 года подобные инициативы – смерти подобны в политтехнологическом смысле. Их субъект играет на противопоставлении двух частей общества, которое почти автоматически исключает поддержку со стороны одной из них. Однако, подобные инициативы, конечно, очень положительно воспримутся руководством Российской Федерации. А это предоставит силе, которая их использует, “карт-бланш” в будущем”.

За разъяснением цели и способов ее достижения “Главред” обратился к одному из потенциальных лоббистов будущего “языкового” законопроекта – члену фракции “Трудовая Украина” Григорию Дашутину:

Григорий Петрович, чем вызванная языковая инициатива со стороны “Трудовой Украины”?
За эти 13 лет мы, действительно, создали новое государство – Украину. Сегодня есть все атрибуты государственности. Есть Конституция, есть украинский язык. Но большой процент людей продолжает разговаривать на русском языке. Нет ничего страшного. Во многих странах по три, четыре языка являются государственными. Поэтому я на сегодняшний день вижу, что действовать наоборот – это путь в никуда, это проявление каких-то имперских амбиций. Есть сегодня русский язык, и давайте его сегодня признаем, как официальный, который есть в государстве. Люди разговаривают и пусть себе разговаривают. Наоборот, сейчас человек, который владеет одним языком, считается недостаточно образованным. Люди знают по три – четыре иностранных языка, хотя слово “иностранный” сегодня почти не звучит. Например, английский язык сегодня является международным языком, и русский таким же.

Например, вы и большинство ваших коллег хорошо владеют украинским языком. Но вас ситуация заставляет. А что говорить об обществе? Зачем людям изучать украинский, если можно легко начать всюду применять годами известный и близкий их сердцу - русский?
Вы понимаете, этого не произойдет. Мы начинаем в 2004 году размышлять догмами 1991 года. Это тогда нам говорили, что мы не выучим вообще украинский язык. Я, скажу откровенно, долго не знал украинского языка, поскольку родился на границе с Россией, в украинском селе, но с русским языком, русской школой и т.п.. На сегодняшний день вы же посмотрите. Это в предыдущем созыве Верховной Рады еще как-то можно было не знать украинского языка. Есть неписаные законы в обществе. Сегодня есть неписаный закон – если ты не знаешь украинского языка, ты не совсем образованный человек.

Для политиков – парламентариев, членов правительства, возможно, это понятно. А для общества действует этот “неписаный закон”? Вот вы общаетесь со своими избирателями, для них он действует? Они его воспринимают?
Есть два варианта. Действительно оставить, чтобы у нас в законе было записано, что государственный служащий обязательно должен знать украинский язык. А с другой стороны, этот неписаный закон сегодня действует. Я недавно возвратился из Донецкой области. Мы сидели и общались не только с людьми, которые являются государственными служащими, а и с людьми, которые работают в бизнесе. Они также переходят на украинский язык общения. Это считается – быть толерантным и вежливым. Однако есть, действительно, неписаный закон – знать и изучать родной украинский язык.

Как вы считаете, общество с пониманием отнесется к ситуации, когда русскому языку может быть предоставлен статус официального. Или это приведет к еще большему расколу между теми, которые выступают лишь за украинский, и теми, которые хотели бы пользоваться и своим родным – русским?
Я думаю, мы очень много возле этой темы крутимся. Давайте переходить от государственной атрибутики, которая стопроцентно появилась, к проблемам экономическим. Я еще раз повторяю, если мы ставили таким образом вопросы еще в 1993 ли 1995 годах – быть ли украинскому языку, быть ли желто-голубому флагу, снова ли объединяться в Советский Союз, то сейчас эти вопросы отошли в небытие. Сегодня есть государство, есть атрибуты, и мы ничего не должны бояться. Мы снова мусолим вопрос, который не следует мусолить, извините.

Как вы видите обсуждение в парламенте вопроса относительно предоставления русскому языку статуса официального. Вот когда будут противостояния.. Тяжело даже вообразить – каким будет это обсуждение и, в частности, голосование?
Против такого решения может выступить только “Наша Украина”. И, снова-таки, - не вся. Понимаете, этот имперский подход... Вот мы говорим о России. Но такой же имперский подход будет применяться и здесь, в Украине. Я понимаю, в любом обществе процентов 5-7, до 10, являются национально-обеспокоенными политиками. Снова -таки, это крайне право-радикальная настроенность. Она есть в любом обществе: В Америке, Канаде, Франции и в той же “Нашей Украине”. Поэтому этот процент будет, что же мы хотели. Этот крайне-правый радикализм проявлятся, поскольку, как мы видим, в последнее время и во Франции, и в Германии побеждают националисты. Это есть, ничего с этим не поделаешь, количество крайне -радикально право-настроенных на уровне где-то 10 процентов.

И все-таки, если вы поддерживаете такую инициативу, вы должны рассчитывать на положительный результат, которым может быть лишь принятие соответствующего законопроекта. Иначе, смысла не было бы его инициировать, я не прав?
Я вижу положительный результат голосования. Почему? Потому, что в Украине сегодня есть количество людей, которые вообще не понимают, почему в Украине запрещается русский язык, так как иногда доходит чуть ли не до запрета. Поэтому я думаю, что если этот законопроект с первого раза не пройдет, то те силы, которые будут блокировать этот вопрос, получат большой политический минус.

Если же голосование будет положительным, то надо будет наконец вносить изменения и в 10 Статью Конституции и вводить термин “официальный язык”?
Можно по-разному прописать существование русского языка. На сегодняшний день мы ставим так вопрос, что, будто русский язык запрещается. Где написано, что он запрещается? Значит, гипотетически, можно прописать и так: В Украине государственным языком является украинский язык, а официальными являются украинский и русский языки. Могут быть разные варианты...

Что же может означать “официальный” русский язык, насколько он будет гармонизироваться на практике с официальным и государственным украинским, не будет ли такой шаг первой серьезной угрозой для существования языка государственной (который, откровенно говоря, большинство людей еще просто не успели выучить как следует), и как рассматривать это намерение сугубо в политической плоскости: лишь как попытку заручиться поддержкой на выборах русскоязычного населения, или как намерение создать более существенный идеологический противовес тотальным “украинизаторам” в лицах правых политических сил (читай – “Наша Украина)? “Главред” поинтересовался точкой зрения представителей парламентских фракций, которым, возможно, уже совсем скоро придется решать судьбу этого законопроекта. Ответы показали, что единодушие во взглядах на вышеназванный аспект языковой ситуации в государстве появится ой, как не скоро:

Лесь Танюк, председатель Комитета ВР по вопросам культуры и духовности, фракция “Наша Украина”:
Безусловно, это PR-овский ход, который мало имеет общего с реальностью. Иоффе – немолодой депутат. Ему надо понимать, что Конституционный Суд принял решение, где утверждается, что нет отдельных понятий “государственный” и “официальный” язык. То есть, государственный язык является официальным, а официальный – государственным. Разделяя эти понятия, они (“ТУ” – авт.) просто вешают лапшу на уши публике. Конституция говорит о государственности языка, что на государственном - на украинском языке надо разговаривать во всех государственных учреждениях, все государственные документы должны быть на украинском языке и т.п.. А что такое “официальный” язык? Есть ли определения “официального” языка? Нет. И для Иоффе нет. Этот уже третий или четвертый год ходят они на эту PR-овскую кампанию сказать людям, что “официальный” – это почти государственный, это означает билингвизм, двуязычие. Но это противоречит, собственно, Конституции и потому не может быть признано действующим.

Это попытка возмутить общество. Видите, вся версия современных выборов сводится к тому, что есть миф о разделе двух Украин. Ющенко надо представить кандидатом в Президенты от Западной Украины, от украинцев, а Януковича – от “русской” Украины. Это тоже миф, и они его выстраивают очень четко, и потому создаются все кампании под разные славянские партии Толочко (Славянский народно-патриотичный союз – авт.) и много другого. Но это тоже глупая ситуация, так как Украина разделится не на Запад и Восток, не по языковым признакам. Она разделится на бедных и богатых, на честных и воров...

Итак, здесь языковая проблема не является проблемой решающей. Украинский и русский прекрасно понятны и одним, и другим. Просто перед каждыми выборами слабенькие партии, у которых нет возможности выходить на социальные вопросы, выходят на такие мифологемы. С этой мифологемой победил и Леонид Кучма, пообещав, что русский язык будет так же государственным языком. Потом они же от него откинулись, когда все-таки Конституция не разрешила ни ему, ни Верховной Раде пойти на такие правки. Это миф. Вспомните мое слово: пройдут выборы, государственным языком останется украинский. Однако перед каждыми выборами начинается, когда “знову за рибу гроші”. В Изменениях в Конституцию нет ни одного предложения относительно изменения языковой проблемы. Все, кто занимается ныне Изменениями в Конституцию, прекрасно понимают, что если вбросить в общество этот факел украинско-русских языковых столкновений, то мы будем иметь очень неблагоустроенное государство. К бандитизму, который сегодня властвует у нас, прибавить еще и эти хлопоты было бы самоубийством. Не надо Иоффе, как я говорю, “ковать гвозди для собственного распятия”.

Андрей Полиит, фракция КПУ:

Это может быть и PR-шагом, и предвыборным определенным шагом. Хочу сказать о том, что есть, как бы, очевидным для нашей партии. Наша партия с момента ее новообразования, то есть еще в 90-х годах, и в программных документах записала, что мы будем выступать и лоббировать на всех уровнях предоставление русскому языку статуса официального. Мы, даже, выходили с инициативой относительно статуса второго государственного языка. Мы однозначно положительно относимся к этому тезису, так как это прописная истина и программная норма деятельности нашей партии. Сегодня в стране находится огромное количество русскоязычного населения: 30 процентов – россияне, около 60 процентов – русскоязычное население. Я считаю, они заслужили, чтобы русский язык имел статус официального. Не так давно уже были попытки перевести все СМИ на украинский язык. Подобные определенные попытки будут и дальше, чтобы вытеснить русский язык из сферы общения, делопроизводства в Украине. Я считаю, что этого мы не должны допустить. Поэтому этот тезис мы поддерживаем. Однако такая инициатива уже давно исходила от коммунистов...

С предоставлением русскому языку статуса официального никто же не ограничивает украинский язык, там, делопроизводство, документацию. Я хочу вам сказать, что сегодня, например, в Крыму как велась документация на русском языке, так она там и ведется. Этой ситуации избежать не удастся. И в Совете Министров, и в Раде Крыма, в городских советах вся документация ведется на русском языке. То же касается и Восточной Украины. Это неизбежно. И насильным путем даже не то, чтобы заставить, а вбить эти изменения в головы нашего населения не удастся. Все это может происходить естественным путем. Пример - Западная Украина. Если там 90 процентов разговаривают на украинском языке, то там ничего и не изменится с точки зрения русского языка. Но мы же не можем насильственным путем навязать украинский язык тому же Крыму.

Я здесь не вижу никакой угрозы украинскому языку. Есть десятки стран мира, где по 6-7 языков имеют статус государственных. Не только официальных, но и государственных. И ничего страшного. И проблемы в этих государствах не возникают.

Валерий Сушкевич, бывший член фракции “ПППУ и “Трудовая Украина”, ныне - внефракционный:
Относительно предоставления русскому языку статуса государственного... Должен быть лишь один язык государственным. Это мое личное мнение. Украинский язык должен быть государственным языком. Не должно быть дискриминации других языковых, скажем так, определений каждого гражданина Украины. Но статус государственного, по моему мнению, должен быть связан с тем языком, который есть для украинского народа.

Я думаю над прецедентами других стран мира. Есть ли такое, назовем его, распределение – “государственный”, “официальный”, еще какой-то язык. Для меня эта ситуация определенным образом непонятна. Хотя, давайте скажем откровенно, очень большое количество населения Украины общается на русском языке, и я в этом не вижу ничего плохого. Это нормально, и каждый человек сам для себя определяет уровень общения тем или другим языком. Это нормально. Но вопрос “официального” языка, еще и еще какой-то... Мне кажется, это больше связано все- таки с политической кампанией, предвыборной гонкой. Поскольку, скажем так, почему-то именно сейчас этот вопрос поднимается.

Я считаю, что сегодня мы должны знать одно определение, что “официальным государственным языком является украинский язык”. И все.

Михаил Добкин, внефракционный:
Я считаю, что предоставить официальный статус русскому языку, наверное, будет довольно тяжело в нынешний политический период. Может идти речь о предоставлении русскому языку статуса регионального в тех регионах, где большинство населения говорит по-русски. Вообще-то, если отследить хронологию событий, я могу отметить такую тенденцию, что вопрос о русском языке возникает перманентно, как только начинается любая избирательная кампания. Поэтому я считаю этот вопрос надуманным. Наверное, он неактуален. Есть более существенные вопросы, чем вопрос о русском языке.

Мне, откровенно говоря, абсолютно не интересно, как будет реагировать в парламенте на эту инициативу “Наша Украина”. Это ее личные дела. Я хочу сказать, что когда одобряли Хартию региональных языков, большинство фракций, которые входили в “большинство”, не поддержали ее в том варианте, когда русскому языку предоставлялся статус регионального языка, скажем, Харьковской области. Поэтому, я и рассматриваю этот вопрос, не более, чем PR-акцию любой политической силы, которая хочет привлечь голоса русскоязычных избирателей. Я сам харьковчанин. Мне очень близка эта тема. Я был одним из инициаторов референдума в Харькове относительно предоставления русскому языку статуса официального. И, тем не менее, я считаю, что надо браться за то, что можно осуществить. А то, что надумано и ничего, кроме разлада в Верховную Раду не принесет, я считаю напрасной тратой времени.

Ирина Никипелова, для «Главреда» - 01/06/04

 
www.38i.ru