В Европе есть масса примеров, когда на одной территории сосуществуют несколько языков. В Испании региональный каталонский язык чувствует себя лучше, чем государственный украинский в Украине

Год назад в Украине приняли так называемый языковой закон. Можно подводить первые итоги. Говорить о самих себе сложно — слишком коротка дистанция между субъектом и объектом. Но лето подарило мне очень интересное зеркало для рассуждений о языковом вопросе. Это Каталония.

Каталонский, баскский, галисийский языки считаются официальными государственными в регионах, где на них говорят.

Вообще в Барселоне языковой вопрос бросается в глаза не сразу — нужно присмотреться. На первый взгляд, всё неплохо — надписи на испанском (или, как его называют в Каталонии, кастильском) языке продублированы на каталонском. Каждый каталонец говорит по-кастильски. В ресторанах — меню на каталонском и испанском, иногда даже на английском. Вот только на террасе порой встретишь дедушку-официанта, который разгневается на заказ «имперской» риохи. Риоху и вправду пить незачем — своё вино в Каталонии очень особенное, вкусное и характерное. А бутылки Penedes, Montsant и Priorat можно купить даже в Украине.

Но вернёмся к языковому вопросу. Большинство медиа в Каталонии испаноязычные.

Для каталонского языка существуют отдельные региональные каналы и газеты. Вот только недавно, как рассказала мне переводчица Каталина Джирона, вещание региональных каналов на каталонском языке стали закрывать в соседних регионах. Теперь телеканал с Балеарских островов, по её словам, в Барселоне уже не посмотреть. Неудивительно, что многие каталоноязычные СМИ перешли в интернет, где нет давления собственников и государственной политики.

Кстати, то, что я в Украине пишу о языковом вопросе в русскоязычном издании, — тоже интересная параллель с каталонской ситуацией.

Притеснение каталонского языка происходит прежде всего в сфере образования. В Каталонии, по словам художника, поэта и переводчика Андрея Антоновского, пытаются ввести в программу предметы на кастильском — испанском языке — несмотря на давно принятую политику «языкового погружения», согласно которой всё преподавание в школах и университетах Каталонии должно происходить на каталонском языке. Сегодня в «языковом погружении» Мадрид видит угнетение испанского языка.

Испания вообще не спешит признать многонациональность страны.

Особенно жалуются на министра образования. Знакомо, правда? Министр по фамилии Верт позволяет себе высказывания о шовинизме каталонцев, которые не дают бедным испаноязычным смотреть кино на испанском. Хотя это неправда — всего несколько кинотеатров предлагают прокатные фильмы с каталонским переводом. Остальные — на испанском.

В искусстве тоже не всё гладко

Например, в Каталонии продолжается дискуссия о писателях и языке их творчества, похожая на ту, что с начала лета длится в Украине — имею в виду вопросы типа «русскоязычный писатель — украинский?» и «испаноязычный автор — каталонский?». В равной степени эта проблема распространяется и на работу журналистов.

При всём этом каталонский язык не похож на бедного родственника

Например, его популяризацией занимаются два института. Первый — институт Каталонской письменности, который продвигает переводы с иностранных языков на каталонский. Спектр работы очень широк — от переводов классики до новомодных бестселлеров. Украинцев, правда, пока не переводили. Кроме Юрия Андруховича, но его перевели на испанский. Второй вуз — институт Рамона Люля, где всячески рекламируют каталонский язык и литературу. Стараниями этого института каталонскую литературу переводят даже в Украине, где её ассортимент не так уж широк, а издатели из-за своей бедности более чем консервативны.

Кажется, несмотря на знакомые политические игры, каталонский язык в лучшем положении, чем украинский. Стоп, а почему, собственно, я его сравниваю с украинским, а не с «региональным» русским?

Ирина Славинская, переводчик, литературный критик, http://focus.ua/opinion/281493/

 
www.38i.ru