В последние несколько лет одной из наиболее острых проблем общественной жизни на Украине является вопрос о статусе русского языка. По различным данным, на русском языке говорят от четверти до 40 процентов украинских граждан. В Украине присутствуют два близкородственных этнических языка – с разным юридическим статусом.

Украинский язык имеет статус государственного, что совершенно естественно. Но русский язык, на котором говорит значительная часть населения страны, не имеет определенного правового статуса. Такое положение вещей противоречит реальной роли, которую он занимает в сфере общения, как язык печати, СМИ, радио и телевидения, сети Интернет.

Представители российской стороны и значительная часть   украинцев считают, что из-за несовершенства Конституции русский язык подвергается процессу насильственного вытеснения из всех сфер общественной жизни. Их оппоненты утверждают, что если русский язык выходит из обращения, то это происходит только естественным путем и исторически совершенно оправданно.

Какова же реальная ситуация в языковой среде Украины?

На всем постсоветском пространстве происходят глубокие изменения в системе соотношения русского языка, как языка межнационального общения и языков титульных наций.

На данном этапе развития национальных государств, все особенности переходного периода как в зеркале отражаются в этих процессах, в том числе, через призму языковой политики, которую проводит государство. Социолингвистическая динамика в странах этой категории определяется рядом особенностей, а именно: влиянием на развитие языковой политики того факта, что новообразованные государства на данной территории формируются меньшим количеством национальностей, нежели это было в СССР. Сознание граждан повсеместно национализируется.

В ряде государств и регионов, где данные черты проявляют себя в особо острой форме, можно наблюдать обострение межнациональных отношений, проявления нетерпимости к носителям иной культурно-языковой общности.

Истоки конфликта в языковой среде относятся к области истории. Однако его последствия проявляются в жизни современной Украины.

Особую роль здесь играет фактическое разделение Украины на два региона, исходя не только из языковых показателей, но и по уровню промышленного развития, этническому составу, религиозным предпочтениям.

Западный, украиноговорящий регион и восточный, русскоязычный, каждый из которых, по ряду экономических, политических и социокультурных факторов, внутренне сплочены. В целом же, региональные диспропорции тормозят обеспечение высоких темпов экономического роста по всей стране. Создаются условия для конфликта, не чисто языкового, но скорее вызванного совокупностью многих факторов, при котором языковые различия – один из них.

Для части населения Украины, в основном проживающей в областях с малым количеством русских, например, в Волынской, Закарпатской, Тернопольской, Львовской, Ивано-Франковской, Хмельницкой областях, более близка точка зрения, согласно которой билингвизм в среде украинцев возник как негативное последствие противоестественного влияния на языковую ситуацию советской государственной политики унитаризма и языковой ассимиляции. Двуязычие стало переходным этапом в движении от украинского одноязычия к русскому, однако распад Союза законсервировал этот процесс где-то посередине. По мнению приверженцев этой точки зрения, в современной Украине наблюдается инерционное движение в сторону русского языка, и подобное положение вещей оценивается как совершенно неприемлемое и угрожающее государственному устройству страны.

Данная точка зрения отчасти оправдана, а именно в том, что касается исключительно лингвистических возможностей, так как в настоящее время обладающий большей коммуникативной мощностью способен при некоторых условиях вытеснить из обращения обладающий этим свойством в меньшей степени украинский. Проблема усугубляется также их близкородственным происхождением, что в естественном порядке существенно облегчает переход от одного языка к другому.

Соответственно, украинский язык лишается своей государственнообразующей функции, потому что не выступает в качестве средства коммуникации широких слоев населения. Исходя из этого единственный выход – поддержание статуса государственного языка для украинского, в то время как русский ни в коем случае не должен его получать. А в дальнейшем – политика унитаризма и постепенное вытеснение русского языка из всех сфер жизни.

Противоположная ей точка зрения скорее получит поддержку в Восточных и Южных областях Украины, Например, в Донецкой, Запарожской, Николаевской, Одесской, Луганской, Днепропетровской, Харьковской областях и в Республике Крым. В этих регионах относительно высока численность рускоязычного населения, также эти области более урбанизированы, что позволяет говорить о большей концентрации, если так можно выразиться, русского культурного элемента.

Помимо всего прочего, русский язык имеет статус международного общения, в том числе в промышленных и бизнес кругах. Этот фактор имеет немалое значение для промышленных регионов.

На фоне все более усиливающегося давления государства в сторону постепенного уменьшения областей использования русского языка, усиливается также и недовольство жителей государственной языковой политикой. Порой возникает даже своеобразный «русский национализм».

Но проблема эта не только лингвистическая. Особую окраску она приобретает, попав в сферу политики. Как во всякой стране, где живут несколько разноязычных народов, языковая политика – это часть национальной политики государства, область межнациональных отношений. Данная область не может остаться без внимания ввиду своей огромной важности.

Во время выборов обещание найти решение языковой проблемы может стать средством «подкупа» электората.

Известно, что во время президентских выборов 1994 года Леонид Кучма набрал большинство голосов во - многом благодаря данному обещанию сделать русский язык вторым государственным. Во время следующих выборов этот вопрос также поднимался.

Вся практика выборов последнего десятилетия показывает, что сформировалась стереотипная политическая программа, согласно которой прозападные взгляды сопровождаются настройкой на приоритет украинского и постепенное вытеснения из жизни русского языков. Противоположный тип главного партнера видит в России, а также всех организациях, объединяющих союзников России (например, ЕЭП), и естественно, в обойме таких политиков обязательно присутствует обещание сделать русский язык вторым государственным. Оба типа политической силы ищут для себя опору, и находят ее в электорате западных и юго-восточных регионов соответственно.

С другой стороны, языковая проблема теснейшим образом связана с данным этапом построения государства, на котором сейчас находится Украина. Наиболее ярко эта сторона проблемы проявила себя во время скандальных президентских выборов 2004 года. Распределение голосов электората в зависимости от лингво- этнического происхождения выглядит весьма красноречиво: 81% украиноязычных украинцев, 28 % русскоязычных украинцев, 42 % двуязычных украинцев, 50 % украиноязычных русских, 11 % русскоязычных русских и 19 процентов двуязычных русских проголосовали за Виктора Ющенко. В то же время за В. Януковича проголосовали 12 % украиноязычных украинцев, 60 % русскоязычных украинцев, 44 % двуязычных украинцев, 42 % украиноязычных русских, 81 % русскоязычных русских, 62 % двуязычных русских.

Это «зеркало» свидетельствует о том, что в современной Украине действительно существует связь между языком, на котором говорит избиратель, и политическими идеалами, которыми он руководствуется, делая свой выбор.

Грядущие выборы в Раду не обещают принципиальных изменений. Внимательно изучив программные документы партий, которые будут участвовать в парламентских выборах, можно увидеть, что вопрос о статусе русского языка затрагивают не все партии. Но по совокупности политических целей, можно предполагать соответствие отношения к этому вопросу согласно «типовой программе», о которой мы говорили ранее.

Коммунистическая партия выдвигает лозунг «Мы – одна семья». Единство в понимании коммунистов – это придание русскому языку статуса второго государственного и остановка пропаганды культа наживы, жестокости, насилия, и так далее. Вполне традиционные установки.

Партия регионов обещает поддержку «всех национальных языков и культур, которые составляют духовную сокровищницу Украины. «Каждый из нас уникален, - читаем мы в программе партии. Мы разные – на Севере и Юге, Западе и Востоке. Это – наша сила, основа процветания, а не основание для разлада и конфронтации. Мы – за придание русскому языку статуса второго государственного в Украине. Наш лозунг: «Два языка – один народ!» Подобная постановка проблемы является ничем иным, как попыткой получить поддержку русскоговорящих граждан, не потеряв голоса украинцев.

Пророссийски настроенные лидеры «Блока Витренко» также скорее поддержат повышение юридического статуса русского языка.

Большая часть партий концентрирует свое внимание на других вопросах, и не касаются вопроса о статусе русского языка. Но в их программах четко прослеживается видение национальной идеи, и это дает основание предполагать, что они поддержат сторонников одного государственного языка в Украине. Вслед за президентом, блок “Наша Украина” говорит “да!” едиству Украины. “Молодежь будет воспитываться с любовью к Украине, ее истории, культурных традиций. Мы на страже национального культурного пространства”- это выдержка из программы блока. Это означает, что деятели, входящие в блок, поддерживают унификацию, и против придания русскому языку особого статуса. Это продолжатели существующей ныне государственной линии в отношении языковой проблемы.

Или: «Мы- представители Всеукраинского объединения “Громада”, “Социал-Демократического Союза” и Социал-Демократической партии Украины объединяемся в “Блок Лазаренко”, чтобы на совместной идеологической платформе решить важнейший для нашего государства вопрос – ввести Украину в круг сильнейших государств Европы.

Мы уверены, что реализация программы Блока Лазаренко, основанной на непреходящих ценностях европейской социал-демократии, христианской морали и украинской национальной идеи, приведет к возрождению экономического, социального и людского потенциала Украины, обеспечит ей стабильный прогресс во всех сферах жизни”.

Здесь привлекает внимание сочетание украинской национальной идеи и цели развития – вхождение в число сильнейших европейских государств.

Народный блок Литвина обещает «предотвращение конфликтов на религиозной почве, создание условий для диалога церкви и культуры, уважение ко всем языкам, сохраниение культурного наследия и самобытности национальных меньшинств». Для его представителей решение проблемы языка состоит не в изменении конституции, а в принятии закона, не противоречащего десятой статье, о поддержке языков нацменьшинств, к которым относится и русский.

Примерно такой же точки зрения на эту проблему придерживаются и социалисты. Они обещают реализовать на практике внесенный ими закон, предусматривающий возможность каждому свободно пользоваться родным языком.

Оппозиционный блок «Не так!» считает, что в стране углубляется языковой, религиозный и политический раскол.Решение проблемы русского языка они видят в принятии, «на основе Европейской хартии региональных языков, закона о статусе русского языка, который обеспечит прово русскоговорящих граждан без каких-либо препятствий пользоваться их родным языком. Мы уверены: законодательное закрепление прав русского языка не мешает развитию украинского языка, а является реализацией законных прав граждан Украины».

Подвеля итог, можно сказать, что языковая политика украинского государства будет зависеть от курса руководства страны, которого будет придерживаться правительство.

Если языковая политика периода до «оранжевой революции» со стороны государства выглядела как спекуляция на проблеме языковой неоднородности, то сейчас подобное отношение сглажено, хотя все еще присутствует.

С другой стороны, четко просматривается тенденция к сокращению этой неоднородности, проявившая себя в ущемлении прав русскоязычных граждан. Данная ситуация не вполне нормальна с точки зрения сформировавшегося демократического государства, но для развивающейся украинской государственности это был своеобразный способ укрепления.

Параллельно языковой дифференциации существует реальное расхождение в уровне и направленности развития регионов Украины. Этот факт служит тому, что их политические интересы также расходятся. Что давало возможность играть на этих различиях до определенного момента. Сейчас в программах политических партий по большей части содержится идея «единой Украины», что позволяет предполагать склонность к унификации в области языковой политики.

Как структура, выражающая сплоченность людей одной национальности, язык не может быть не связан с конфликтом на национальной почве. Подобный конфликт в Украине может проявить себя при условии нагнетания чувства, что иноязычная часть населения ущемляют в правах, чувства его обделенности.

В некоторых политических заявлениях в той или иной мере, когда их составители мотивируют выдвижения лозунга типа: «Сделаем русский язык государственным», звучит обвинение властей в ущемлении прав русскоязычного населения. Даже если это действительно имеет место, данный факт преподносится во много раз усиленным. Что не приводит к решению проблемы, а рассчитано на политический эффект. Расчет здесь прост: из чувства национальной гордости и из неприятия своих «угнетателей», «угнетенные» избиратели отдадут свои голоса защищающей их права партии. Это оппозиционные нынешней власти движения, и именно поэтому они придают проблеме русского языка особое значение – это попытка еще раз очернить власть имущих.

 
www.38i.ru